Сумароков как родоначальник трагедийного жанра
Страница 1
О литературе » Жизнь и творчество А.П. Сумарокова » Сумароков как родоначальник трагедийного жанра

Литературную славу принесли Сумарокову трагедии. Он первый ввел этот жанр в русскую литературу. Восхищенные современники называли его “северным Расином”. Всего им написано девять трагедий. Шесть — с 1747 по 1758 г.: “Хорев” (1747), “Гамлет” (1748), “Синав и Трувор” (1750), “Артистона” (1750), “Семира” (1751), “Ярополк и Демиза” (1758). Затем, после десятилетнего перерыва, еще три:

“Вышеслав” (1768), “Дмитрий Самозванец” (1771) и “Мстислав” (1774).

Сумароков широко использовал в своих трагедиях опыт французских драматургов ХУП-ХУШ вв. — Корнеля, Расина, Вольтера. Но при всем том в трагедиях Сумарокова были и отличительные черты. В трагедиях Корнеля и Расина наряду с политическими имели место и сугубо психологические пьесы (“Сид” Корнеля, “Федра” Расина). Все трагедии Сумарокова носят резко выраженную политическую окраску. Авторы французских трагедий писали пьесы на античные, испанские и “восточные” сюжеты. В основу большей части трагедий Сумарокова положена отечественная тематика. При этом наблюдается интересная закономерность. Драматург обращался к самым отдаленным эпохам русской истории, легендарного или полулегендарного характера, что “Бери свою любовь и овладей собой” (Ч( 3. С. 136),— вторит Гостомыслу его дочь Ильмена.

Сумароков решительно переделывает одну из лучших трагедий Шекспира “Гамлет”, специально подчеркивая свое несогласие с автором. „Гамлет" мой,— писал Сумароков,— на Шекспирову трагедию едва-едва походит” (10. С. 117). Действительно, в пьесе Сумарокова отца Гамлета убивает не Клавдий, а Полоний. Осуществляя возмездие, Гамлет должен стать убийцей отца любимой им девушки. В связи с этим до неузнаваемости изменяется знаменитый монолог Гамлета, начинающийся у Шекспира словами “Быть или не быть?”:

Что делать мне теперь?

Не знаю, что зачать? Легко ль Офелию навеки потерять!

Отец! Любовница! О имена драгие .

Пред кем я преступлю? Вы мне равно любезны (3. С. 94 — 95).

Ко второму типу относятся персонажи, у которых страсть одерживает победу над государственным долгом. Это прежде всего лица, облеченные верховной властью,— князья, монархи, т. е. те, кто, по мысли Сумарокова, должен особенно ревностно выполнять свои обязанности:

Потребно множество монарху проницанья,

Коль хочет он носить венец без порицанья.

И если хочет он во славе быти тверд,

Быть должен праведен и строг и милосерд (3. С. 47).

Но, к сожалению, власть часто ослепляет правителей, и они легче, чем их подданные, оказываются рабами своих чувств, что самым печальным образом отражается на судьбе зависимых от них людей. Так, жертвами подозрительности князя Кия становятся его брат и невеста брата — Оснельда (“Хорев”). Ослепленный любовной страстью новгородский князь Синав доводит до самоубийства Трувора и его возлюбленную Ильмену (“Синав и Трувор”). Наказанием неразумным правителям чаще всего становятся раскаяние, муки совести, наступающие после запоздалого прозрения. Однако в некоторых случаях Сумароков допускает и более грозные формы возмездия.

Самой смелой в этом отношении оказалась трагедия “Дмитрий Самозванец” — единственная из пьес Сумарокова, основанная на достоверных исторических событиях. Это первая в России тираноборческая трагедия. В ней Сумароков показал правителя, убежденного в своем праве быть деспотом и абсолютно неспособного к раскаянию. Свои тиранические наклонности Самозванец декларирует настолько откровенно, что это даже вредит психологической убедительности образа: “Я к ужасу привык, злодейством разъярен, //Наполнен варварством и кровью обагрен” (4. С. 74).

Сумароков разделяет просветительскую идею о праве народа на свержение монарха-тирана. Разумеется, под народом подразумеваются не простолюдины, а дворяне. В пьесе эта идея реализуется в виде открытого выступления воинов против Самозванца, который перед лицом неминуемой гибели закалывает себя кинжалом. Следует отметить, что незаконность правления Лжедмитрия мотивируется в пьесе не самозванством, а тираническим правлением героя: “Когда б не царствовал в России ты злонравно, // Димитрий ты иль нет, сие народу равно” (4. С. 76).

Заслуга Сумарокова перед русской драматургией состоит в том, что он создал особый тип трагедий, оказавшийся чрезвычайно устойчивым на протяжении всего XVIII в. Неизменный герой сумароковских трагедий — правитель, поддавшийся какой-либо пагубной страсти — подозрительности, честолюбию, ревности — ив силу этого причиняющий страдания своим подданным.

Для того чтобы тирания монарха раскрывалась в сюжете пьесы, в нее вводятся двое влюбленных, счастью которых препятствует деспотическая воля правителя. Поведение влюбленных определяется борьбой в их душе долга и страсти. Однако в пьесах, где деспотизм монарха приобретает разрушительные размеры, борьба между долгом и страстью влюбленных уступает место борьбе с правителем-тираном. Развязка трагедий может быть не только печальной, но и счастливой, как в “Дмитрии Самозванце”. Это свидетельствует об уверенности Сумарокова в возможности обуздания деспотизма.

Страницы: 1 2


Похожие материалы:

Говорящие фамилии в творчестве А.Н. Островского
С точки зрения рассматриваемого нами феномена говорящих имён в пьесах этого великого драматурга можно найти много нового, замечательного материала. Коснёмся лишь самых интересных моментов использования этого литературного приёма в наиболе ...

Культурологические основы изучения литературы в аспекте литературного образования. Методологические и методические проблемы культурологического подхода в изучении литературы
На современном этапе литературоведение стремится не только истолковать тот или иной текст, но и выйти к читателю, постигающему ценностный смысл текста, к культуре, в которой современный человек должен чувствовать себя полноправной частью. ...

Невский проспект (повесть). Сюжет.
Повесть начинается со слов "Нет ничего лучше Невского проспекта, по крайней мере в Петербурге; для него он составляет всё". Далее следует описание того, как Невский проспект меняется с раннего утра до поздней ночи. Два молодых ч ...