Заключение

Произведения периода борьбы русского народа с польско-шведской интервенцией и Крестьянской войны под руководством Болотникова, продолжая развивать традиции исторической повествовательной литературы XVI в., отразили рост национального самосознания. Это проявилось в изменении взгляда на исторический процесс: ход истории определяется не божием изволением, а деятельностью людей. Повести начала XVII в. уже не могут не говорить о народе, об его участии в борьбе за национальную независимость своей родины, об ответственности «всей земли» за свершившееся.

Это в свою очередь определило повышенный интерес к человеческой личности. Впервые появляется стремление изобразить внутренние противоречия характера и вскрыть те причины, которыми эти противоречия порождены. Прямолинейные характеристики человека литературы XVI в начинают заменяться более глубоким изображением противоречивых свойств человеческой души. При этом, как указывает Д. С. Лихачев, характеры исторических лиц в произвдениях начала XVII в. показаны на фоне народных толков о них. Деятельность человека дается в исторической перспективе и впервые начинает оцениваться в его «социальной функции»[5].

События 1604 — 1613 гг. вызвали ряд существенных изменений в общественном сознании. Изменилось отношение к царю как к божьему избраннику, получившему свою власть от прародителей, от Августа-кесаря. Практика жизни убеждала, что царь избирается «земством» и несет моральную ответственность пред своей страной, перед подданными за их судьбы. Поэтому поступки царя, его поведение подсудны не божескому, а человеческому суду, суду общества.

Событиями 1604 — 1613 гг. был нанесен сокрушительный удар религиозной идеологии, безраздельному господству церкви во всех сферах жизни: не бог, а человек творит свою судьбу, не божья воля, а деятельность людей определяет исторические судьбы страны.

Усилилась роль торгово-ремесленного посадского населения в общественной, политической и культурной жизни. Этому способствовало и образование в середине XVII в. «единого всероссийского рынка», в результате чего политическое объединение было закреплено экономическим объединением всех русских земель.

Усиление роли посада в культурной жизни влечет за собой демократизацию литературы, ее постепенное освобождение от провиденциализма, символизма и этикетности — ведущих принципов художественного метода русской средневековой литературы.

[1]М.В. Кукушкина полагает, что автором «Летописной книги» является князь Семен Иванович Шаховский. Кукушкина М. В. Семен Шаховский – автор Повести о смуте// Памятник культуры: Новые открытия. Письменность. Искусство. Археология. Ежегодник 1974. М., 1975. С. 75 – 78.

[2]Платонов С. Ф. Древнерусские сказания и повести о Смутном времени XVII века как исторический источник. 2-е изд. Спб., С. 273.

[3]Примечание П. Бессонова (приложения к вып. 7 песен, собранных П. В. Киреевским, и дополнения к первым двум частям песен былевых и исторических). Песни, собранные П. В. Киреевским. М., 1868, вып. 7, стр. 62.

[4]«Отголоски Смутного времени в былинах». — «Изд. Отдел. русского языка и словесности Академии Наук», 1906, кн. 4.

[5] Лихачев Д.С. Человек в литературе Древней Руси. С. 21.


Похожие материалы:

Возвращение в Россию
В августе 1923 года Есенин вернулся в Москву. «Доволен больше всего тем, что вернулся в Советскую Россию», - писал он вскоре после приезда из-за границы. Все, кому в ту пору приходилось встречаться с Есениным, видели, как теперь особенно ...

Добро и зло в художественной картине мира, созданной Ч. Диккенсом
Преступление было одной из излюбленных тем газетчиков. Но в ее трактовке у Диккенса зазвучала несвойственная сенсационной прозе тех лет интонация — нравственные раздумья о добре и зле. Здесь впервые у Диккенса, хотя еще довольно неуверенн ...

Бернс. Стихотворения
На чужбине Я сердцем не здесь, я в шотландских горах, Я мчусь, забывая опасность и страх, За диким оленем, за ланью лесной, - Где б ни был я - сердцем в отчизне родной. Шотландия! смелых борцов колыбель, Стремлений моих неизменная ц ...