Прототипы

Ни у Б. Васильева, ни у Ю. Бондарева нет точной, реально существовавшей личности (за исключением Сталина в романе «Горячий снег»), которая являлась бы явным прототипом кого-либо из героев, чьи черты характера, внешности он бы взял. Для повести «А зори здесь тихие…» и романа «Горячий снег» прототипами являются люди, которых авторы когда-либо встречали в своей жизни, о ком слышали, кто оставил отпечаток в памяти. Поэтому герои данных произведений - это собирательные образы. Так в романе «Горячий снег» Кузнецов, Дроздовский, Уханов, Рубин, Чибисов, Сергуненков – это образы сослуживцев, друзей знакомых, и не только военного времени, но и мирной жизни. В частности в образе главного героя, Кузнецова можно заметить черты самого автора. Бессонов, Веснин, Титков – это представления командира противотанкового орудия о «начальстве», анализ приказов и распоряжений, неоднократные (после войны) встречи с командованием войск, в частности с Г.К. Жуковым. Зоя – образ сестры милосердия, близкий любому солдату, с которой Ю.Бондарев неоднократно встречался из-за контузий. Немцы – это военный опыт самого писателя, его ненависть и память. Поэтому значительную роль в романе имеет автобиографичность. А жизнь человека на войне – это уже и есть главный материал для писательской деятельности, и чем больше человек видел, чем глубже он чувствовал, тем ярче, реальней и естественнее предстаёт перед читателем картина тех страшных событий. Хотя вряд ли есть что-нибудь противоестественней, чем война.

Немногочисленные образы героев повести «А зори здесь тихие…» так же являются собирательными. В одном из интервью Васильев говорит, что у его героев нет прототипов, хотя в то же время рассказывает об эпизодах из жизни, которые привели к созданию именно таких героев, и о людях, которые в какой-то степени невольно воплотились в романе. Так автор говорит об упомянутых мной выше убитых деревенских девушках. Черты же внешности и характера, Борис Львович взял частично от одноклассниц, частично от девушек, которые служили радистами, медсестрами, разведчицами и находились на фронте, сражались плечом к плечу с мужчинами. «Я только поставил своих героинь в необычные условия, которые во время войны тоже были возможны и возникали сплошь и рядом» - говорит писатель. Ещё вспоминает автор:«В моей жизни был период, когда после окончания полковой школы пришлось командовать женским батальоном. Отдельные штрихи внешнего облика и характера этих девушек невольно оказались воплощенными в героинях повести». Образ же старшины Васкова сложился из личных наблюдений Васильева. «Поскольку сам я был и солдатом, и сержантом, находился в тесном контакте со старшинами и старослужащими. Хорошо знал их. Они бывали порой слишком требовательны и суровы, но только потому, что берегли нас, желали нам только добра» - вспоминает Борис Львович. Немцы - это так же как и у Бондарева собирательный образ ненавистного врага. Благодаря этой «собирательности» в одной из девушек ты узнаёшь себя. Для нас особенно близки образы девушек, наших ровесниц. Поэтому невольно ставишь себя на их место, задумываешься о том, смогла бы ты это сделать во имя Родины, и поэтому так трагична повесть, ведь многие ответят : «нет, это дело мужское». И мы не вправе осудить этих людей, ведь это действительно так. В этом-то суть и трагедия войны.


Похожие материалы:

Описание основных направлений деятельности ведущих библиотек Беларуси
Национальная библиотека Беларуси (НББ). Была основана 15 сентября 1922 года. Является главной универсальной библиотекой республики. Фонд НББ насчитывает более 7,5 млн. единиц хранения более чем на 50-ти языках мира. Отраслевой принцип фор ...

Введение.
Целью работы является выявление образа Петербурга в произведениях Николая Васильевича Гоголя, а также обозначение отношения писателя к городу на Неве. Данную тему я выбрала, во-первых, потому что мне интересен город Санкт - Петербург с и ...

Творчество Бориса Андреевича Лавренева (Сергеева)
Творчество Бориса Андреевича Лавренева (Сергеева) также весьма своеобразно представляет советскую ветвь русской литературы. Он - среди тех, кто искренне видел в круговерти эпохи мучительное, но неизбежное рождение нового, более справедлив ...