Народная проза (сказки)
Страница 2

Ехал, ехал, лошадь хвошшот, из лошади таколь не пена и идш, устала - тежёло везти. Заезжает в лес, только гроб-то на дровнях как зашевелится, так ездуном заходил, только один обруц лопнул. Вот. Испугалсы Иван, давай ишо скорее лошадь подхвастывать, вот лошадь ишо бежит, а уж из сил выбиваетсы лошадь-то бежать-то. Ну вот, потом второй обруц лопнул. «Ага, дело, видит, плохо», - Иван. Ну вот, давай ишо лошадь подхвастывать, лошадь так храпит вся, еле ташшыт эти дровни с гробом. Третий обруц лопнул, ой, у Ивана душа в пятки уходит, а лес: вершины к нёбу вьются. Потом, лошадь хвошшот, встал на ноги, хвошшот лошадь, хвошшот, лошадёнка уж из сил выбиваэтца, потом как гроб-то зашевелитца гораздо, только два обруца лопнули, один ишо остапсы. Вот. Вот Иван стал на ноги и давай лошадь хвостать, хвостать, нахвостал, лошадь розбежалась, все силы тожо собрала, а Иванушко оглядел тут елушку, спрыгнул с дровень и на елушку полез. Лошадь по-цуствовала, что нет седока, бежала, бежала и остановилася.

Смотрит: обруц опят лопнул последней, крышка открываётца с гробу, выходит оттуда эта девушка, посмотрела - нету Иванушки. Вот. И потом только взела упала на дорогу и превратилась лиса из неё. Вот лиса превратилася, давай нюхать, куда он ушёл, по следу. Нюхала, нюхала, нашла этова Иванушку. К этой к елушке подошла и давай эту елушку зубам грызти. Вот грызёт эту елушку, грызёт, Иванушко дух в пятки уходит, там боитца. А раньше почту возили на коняф, и слышит, где-то колокольчико звенит, а уж елушка нацинаёт клонитца, перегрызёт она ие вот-вот. Ну вот, Иванушко там все молитвы собрал, чтоб скоре подъезжала почта.

И эта лиса услышела, что вот уж рядом почта едет, опять подбежала к гробу, пала на дорогу и сделалась опять деушкой, этой девицой, и легла опять в гроб и крышка закрылася. Всё. Ну вот, кони уже, на тройке раньше возили да на парах почту-то, подъежжаёт почтовые лошади, Иванушко с елушки с этой слез и говорит: «Мужики, спасите вы меня, не уежжайте вы, давайте свезёмьте эту девушку, вот так и так». Рассказал всё, и вот мужшшины пожалели ево, коней повернули своих и: «Ну, чё, говорит, делать-то, уж мы опоздаем с почтой-то, да надо тибя выручать». И вот повезли иё на кладбишшо. Съехали там, могилу выкопали и похоронили её и оставили там. Этот Иванушка приехал, потом в церков сходил, в церкве там побыл, весь обряд-то сделал и всё. Вот и так стал жить-поживать Иванушко.

Страницы: 1 2 


Похожие материалы:

Просторечная лексика в двучастных рассказах
Т.Г. Винокур, как тонкий и глубокий исследователь языка русской художественной литературы, дала развернутый анализ языка и стиля рассказа Солженицына, очень высоко ценила в его стилистике наличие «просторечных» слов, так как они «обновляю ...

Мятежность в прозе и драматургии выдающегося писателя
В таком широком размахе двух могучих крыльев русской души и характера идет полет пушкинского гения. В столкновении, конфликте начал уравновешенности, устойчивости, консервативности и — мятежности, отрицания, протеста в душе русского челов ...

Особенности жанра жития первых русских святых.
«Чтение о Борисе и Глебе» начинается с введения в историю всего человеческого рода: сотворение Адама и Евы, их грехопадение, обличение «идолопоклонства» людей, воспоминание об учении и распятии Иисуса Христа, который пришёл для того, чтоб ...