Звуковая сторона поэтического текста

Анализ стихотворного текста. Изучение особенностей стихотворения: строфа, такт, ритм. Использование художественных приемов в стихотворении Бальмонта «В безбрежности».

Я мечтою ловил уходящие тени,

Уходящие тени погасавшего дня,

Я на башню всходил, и дрожали ступени,

И дрожали ступени под ногой у меня.

И чем выше я шел, тем сильней рисовались,

Тем ясней рисовались очертанья вдали,

И какие-то звуки вдали раздавались,

Вкруг меня раздавались от Небес и Земли.

Чем я выше всходил, тем светлее сверкали,

Тем светлее сверкали выси дремлющих гор,

И сияньем прощальным как будто ласкали,

Словно нежно ласкали отуманенный взор.

И внизу подо мною уже ночь наступила,

Уже ночь наступила для уснувшей Земли,

Для меня же блистало дневное светило,

Огневое светило догорало вдали.

Я узнал, как ловить уходящие тени,

Уходящие тени потускневшего дня,

И все выше я шел, и дрожали ступени,

И дрожали ступени под ногой у меня.

Вся форма стихотворения построена на символах, создавая гиперболический образ лирического героя. «Тени» - это прошлое.

Ощущение движения и музыки создают идущие рефреном слова - «рисовались», «вдали», «раздавались. Есть еще одна особенность, достигаемая рефреном: близкое становится далеким, а далекое близким. Лирическому герою не страшно отдаляться от чего-то дорогого сердцу, потому что впереди мир еще прекраснее.

Повинуясь новым ощущениям и принимая их как откровение, лирический герой делает еще одно открытие: все встречное и вызывающее в его душе восторг одновременно и прощается с ним.

Лирический герой переводит дух и в этот момент оценивает реальное свое положение в мире. Куда он зашел? Первое сомнение вкралось в душу, потеснив восторг новизны. Лирический герой начинает оправдывать целесообразность восхождения. Как бы ни было, он узнал, прикоснулся к тайне высшей любви ко всему сущему, но он опередил события. Тени уже обгоняют его, те самые, которые несколько мгновений назад он научился «ловить».

Но лирическому герою не хочется возвращаться в исходную точку, хотя он уже в этом не волен, так как все, что он видит - самообман. Это уже - память о чудных мгновениях.

Повтор в последних строках – «дрожали ступени» усиливает музыкальность стихотворения и создает особенность его ритмического звучания.


Похожие материалы:

Фантастическая реальность в романе М. Булгакова "Мастер и Маргарита"
Одна из странных особенностей русской фантастической литературы (и литературы в целом) - стремление уйти от фантазирования и выдумывания как такового, желание избежать самой сути писательского сочинительства - ее права на художественный в ...

Н.Г. Чернышевский (1828—1889)
Николай Гаврилович Чернышевский родился в Саратове в семье священника. Предки его со стороны матери были священниками в третьем поколении. К своим родителям Чернышевский всегда относился с глубоким сыновним почтением. С ранних лет он обна ...

Преступная мать
Париж, конец 1790 г. Из разговора Фигаро, камердинера испанского вельможи, графа Альмавивы, и его жены Сюзанны, первой камеристки графини, становится ясно, что с тех пор, как погиб на поединке старший сын графа, беспутный повеса, на все ...