Усложнение материала в творческом процессе Толстого
Страница 2
О литературе » Тема истории в произведениях Алексея Николаевича Толстого » Усложнение материала в творческом процессе Толстого

Постоянный его интерес к русской истории возникает с 1916, с рассказа «Наваждение». Здесь большие исторические события выражены однако не прямо, а в отраженной форме. История измены Мазепы и политической судьбы Кочубея дана глазами смиренного послушника Трефилия.

Тема Петра в творчестве писателя берет начало в 1917 году. Задумав широкое полотно обо всей жизни Петра, о его эпохе как переломной для русской истории и народа, А.Н.Толстой шел к увлекшей его теме постепенно и издалека. Сначала он пишет рассказы «День Петра». В этом произведении так же, как и в следующем, пьесе «На дыбе» (1921), реформы Петра, вся его деятельность рассматривается как исторически бесплодное дело. Крах, разочарование ждут одинокого деятеля. Далее идут «Первые террористы», затем «Повесть Смутного времени». И лишь как завершение всех этих предварительных «подступов» к эпохе петровского времени принимается за работу над романом «Петр Первый».

В произведениях из времен Петра, предваряющих роман, А. Толстой с разных сторон проверял материк петровской темы, той, о которой Лев Толстой высказался в свое время весьма многозначительно: «Весь узел русской жизни сидит тут». Тогда же возникают и рассказы, в которых находим те или иные образные элементы, предуготавливающие образы и ситуации трилогии. Более того, мотив исторического хождения русского народа по мукам впервые начинает звучать в произведениях на петровскую тему – в них появились раздумья писателя о природе государственности в ее отношении к личности. Это не трудно проследить в трилогии «Хождение по мукам».

Толстой написал в книге рассказ о жизни России периода революции и гражданской войны, о тернистом, полном опасностей пути к народу русских интеллигентов. Русский народ, как и полагается, предстает в эпопее истинным творцом истории.

Хотя в первой части трилогии еще звучит утверждение личного счастья как высшего и неизменного начала, но тема России и революции в конце романа становится доминирующей. В дальнейшем у Толстого усиливается интерес к социально-политической тематике, к общественным проблемам. Однако в романе «Хождение по мукам» много незавершенных эпизодов, и наряду с яркими, запоминающимися сценами даются иногда беглые зарисовки – хроника событий.

Впоследствии, на протяжении 20-х и 30-х годов, работа над трилогией и романом о Петре чередуется. Внешне перед нами два мощных дерева разной породы. Но под ними одна творческая почва и корни переплетаются так тесно, что порою отделить их друг от друга крайне трудно. Происходит скрытое от читательского взора взаимодействие замыслов и художественных структур произведений, их взаимообогащение: трилогия о совсем недавних событиях обретает дополнительную глубину исторического дыхания, роман о Петре обнаруживает острую созвучность эпохе коренной переделки мира.

Решительному пересмотру подвергает Толстой свои исторические идеи, связанные с утверждением алогизма исторического процесса, в романе «Петр I». Роман о Петре наполнен новым содержанием, потому что новым оказалось, прежде всего, понимание самой истории. По-иному освещена в романе роль Петра и его дела.

Страницы: 1 2 3


Похожие материалы:

Литературно-художественный анализ произведения
«Счастливо, Иванушкин!» Обаяние, скромность, готовность выручить в трудную минуту отличают и будущего первоклассника Филиппа — героя повести-сказки Ирины Токмаковой «Счастливо, Ивушкин!». «Забегая вперед, я вам скажу: Ивушкин вырастет х ...

Судьба цикла «Хроники Нарнии» в современном мире: издания, критика, экранизации. Критика
К.С. Льюис и цикл "Хроники Нарнии" много раз подвергались самой разнообразной критике. Утверждения о дискриминации по признаку пола основываются на описании Сьюзен Певенси в "Последней Битве". Льюис характеризует повз ...

Связь сказок и мифов. Сказка «Белая уточка»
Возьмём ещё для анализа сказку «Белая уточка». Женился один князь на прекрасной княжне. Не успел с ней наговориться, не успел её наслушаться, а уже надо расставаться. «Много плакала княгиня, много князь ее уговаривал, заповедовал не покид ...