Драматургия К. Симонова. Любовь, преданность, верность и патриотизм в творчестве писателя
Страница 7
О литературе » Основные темы творчества К.М. Симонова в 1950-1970-е годы » Драматургия К. Симонова. Любовь, преданность, верность и патриотизм в творчестве писателя

Бактериологический институт, возглавляемый крупным микробиологом профессором Трубниковым, работает над изготовлением препарата по борьбе с болезнетворными микробами. Многие годы упорного труда, творческий риск, новаторская смелоеть, талант Трубникова и его помощников дали свои плоды — институт накануне важнейшего открытия. К Трубникову является его бывший университетский товарищ — профес­сор Окунев. Он доставил Трубникову письма от американских ученых. Амери­канские «коллеги» Трубникова в своих письмах выражают «сомнение» в пра­вильности его метода и просят прислать технологию изготовления препарата, открытого советскими учеными. За этим и явился Окунев. После некоторых колебаний Трубников передает ему для пересылки в Америку первую часть рукописи. Перед самим собой и перед Окуневым Трубников старается оправдать свой поступок рассуждениями, что «наука в конце концов неделима, что и в этом, если хотите знать, патриотизм — доказать всей великой мировой науке, что пусть мы не Гарли, пусть даже не Мюрреи, но что и мы, рус­ские, все-таки тоже чего-то стоим!»

Окунев тонко играет на самолюбии Трубникова, на его эгоистическом стремлении к личной славе, на его слепом преклонении перед заграничными «авторитетами». Поступок Трубникова решительно и единодушно осуждается всем кол­лективом института. Мысли и чувства советских ученых с партийной страстностью выражает инженер Андрей Ильич Макеев, разоблачающий истинный смысл «теории» буржуазных космополитов, которые стараются громкими фразами о «единой, неделимой, мировой науке» прикрыть захватнические стремления американ­ских монополистов. Спор Макеева с Трубниковым — центральная сцена пьесы. Здесь с наи­большей полнотой раскрывается ее идейное содержание и патриотический пафос. Сдавая в споре с Макеевым одну позицию за другой, наглядно демон­стрируя всю отсталость и шаткость своей веры в «заокеанские авторитеты», Трубников пытается оправдаться — он, дескать, передал Окуневу лишь первую часть технологии с изложением метода усиления заражаемости микро­бов. «Я не дал дальнейшего, — говорит он, — технологии ослабления их для прививок».

«Дальнейшего? — восклицает Макеев. — А им и не нужно дальнейшего. Им вполне достаточно того, что вы им даете. Вы уткнулись в вашу про­блему и вообразили, что во всем мире все только думают, что о спасении человечества от болезней. А там, в их мире, о спасении людей думают в де­сятую, в сотую очередь, а в первую очередь думают об уничтожении. Об уни­чтожении нас. Им не нужны ваши прививки. А если и нужны, то не для спасения человечества, а для выколачивания из него денег, что они уже успешно делают со всеми своими пенициллинами и стрептомицинами и что сде­лали бы и с вашими прививками, попади они им в руки. Подарить ваше откры­тие этим торгашам — уже преступление перед государством. Как вы не пони­маете? Но вы решились сделать вещь во сто раз худшую: ваш метод при­готовления чудовищно заразных микробов, который для вас только теорети­ческая ступень, для них будет их военной практикой!»

По-горьковски разоблачает К. Симонов тех заокеанских ученых, которые, продавшись капиталу, заняты изготовлением чудовищных средств истребления людей, и с горьковской страстностью утверждает принципы гума­низма, лежащие в основе деятельности наших ученых. «Гуманизм для уче­ного — это драться! — говорит коммунист Макеев. — Быть солдатом нашей армии в борьбе за будущее всех людей, всей культуры против всего мрака, который надвигается на нас из той половины мира».

Для Макеева, инженера-строителя, события в бактериологи­ческом институте не есть стороннее дело в «чужом ведомстве». Как истинный советский патриот, он считает, что его близко касается все, что затрагивает интересы Советского государства, интересы Родины. Ясный и трезвый ум, сильный, волевой характер, твердая убежденность в правоте дела, которому он служит, — таковы основные черты его облика. Создавший яркий образ Макеева в спектакле МХАТ, народный артист ССОР Н. Боголюбов говорит о нем: «К. Симоновым этот образ выписан с пуб­лицистической остротой, темпераментно и ярко. Монологи Макеева полны ума, страстности, неопровержимы по своим идеям и по своей логике».

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8


Похожие материалы:

Футурист Давид Давидович Бурлюк.
Давид Давидович Бурлюк (1882-1967), русский поэт и художник. Один из основателей русского футуризма. Футуристы стремились придать своей деятельности, которую рассматривали, как воплощение требований революционной действительности, общего ...

Сентиментализм во французской литературе.
Перейдя на континент, английский сентиментализм нашёл во Франции уже несколько подготовленную почву. Совершенно независимо от английских представителей этого направления аббат Прево («Манон Леско», «Клевеланд») и Мариво («Жизнь Марианны») ...

Литературные экскурсии
Среди многообразных форм функционирования литературного произведения существует одна крайне интересная, но обойденная вниманием современного литературоведения: литературная экскурсия. Большой опыт теории экскурсионного дела, накопленный в ...