Польская литература после 1918 года
О литературе » Польская литература и русский читатель » Польская литература после 1918 года

1918 год – год превращения Польши в отдельное государство, а также время перелома в Польской литературе, начало оживления в ней после периода войны, во время которой в Польше замерло художественное творчество. Перед преобладающей частью Польской литературы — ее буржуазной частью — после 1918 года стояли две задачи: способствовать укреплению независимого польского государства и идейному разоружению польского пролетариата. Для той и другой цели вся буржуазная литература широко использует национализм [2, 10].

В это время заметна тенденция осмысления не только отдельных, наиболее сложных периодов истории страны и народа, но и глубокое познание закономерностей развития жизни в течение продолжительного времени, богатого событиями и потрясениями мирового значения. При этом писатели стремятся соотнести историю страны, и даже мира, с судьбой отдельной личности, показать, как под воздействием различных обстоятельств человек обретает свое лицо, неповторимость характера, избирает свой путь в жизни [4, 423].

В этот период развивается творчество Станислава Добровольского, Тадеуша Ружевича, Ежи Анджеевского и Ярослава Ивашкевича.

Творческое наследие Ярослава Ивашкевича обогатило национальную культуру поляков. Интерес к философским проблемам дополнился политическими и гражданскими мотивами в его произведениях после второй мировой войны. Идеи гуманизма стали ведущими в многожанровом творчестве Ивашкевича [1, 15].

«Именно в жанре новеллы внутренние проблемы творчества Ивашкевича, проблемы художественной выразительности, волнующие писателя с первых шагов в литературе, приобрели стойкость и слаженность»[5, 157]. «Хайденрайх» – лучшая из новелл, вошедшая в сборник «Зарудье», созданный к столетию январского восстания 1863 года. Здесь автор воспроизводит правдивые картины жестокого насилия самодержавия, порознившего братские славянские народы, и объективную обреченность дела повстанцев, в отсутствие «патриотической» односторонности.

Тему ложного и истинного долга, «официального» и подлинного патриотизма Ивашкевич намеренно заостряет, делая главным героем рассказа «немецкого романтика» Хайденрайха-Ворона и сталкивая с ним в полной иронии кульминационной сцене поручика Лауданьского, верного принесенной императору присяге и горделиво демонстрирующего «немчуре», «как сражается поляк», помогая душителям свободы своего народа. Ворон изображается благородным, честолюбивым и умным человеком, который отпускает всех пленников. Так писатель стремится разрушить образ врага, всегда жестокого, коварного и опасного [1, 16].

Лучшие качества человека – доброту, справедливость, милосердие, совестливость воплощает в новелле простой казак Подхалюзин. Несмотря на то, что восставшие поляки убивали его соотечественников – русских, он не обвиняет поляков, «никакой злобы не питает» к ним, он говорит Лауданьскому: «И я человек, и вы человек, хоть я казак, а вы поляк». Подхалюзин – человек с добрым и открытым сердцем, во всех его словах чувствуется та любовь к людям, братским народам, которой не доставало участникам жестокого восстания. Успокаивая Лауданьского, казак произносит ключевые слова: «Что ж ты так? Что ж ты? Полно! Братов своих – поляков поубивал? Так что? А ежели б русских поубивал? Поручик, голубчик ты мой, так ведь они тоже братья! Все люди – братья, все на свете…»

Война в «Хайденрайхе» – это насильственное и жестокое истребление людей, против угрозы которого всегда выступал Ярослав Ивашкевич – истинный борец за мир и дружбу между народами.


Похожие материалы:

Т. Толстая «Кысь»: Современная антиутопия
И, наконец, обратимся к антиутопии конца ХХ века. Посмотрим, что произошло с жанром в дни, когда уважение личности является главной ценностью во всём мире, и постепенно отпадает надобность писать об опасности коммунизма и тоталитарного ре ...

Анализ стихотворений
Старушка и чертенята Побывала старушка у Троицы И всё дальше идет, на восток. Вот сидит возле белой околицы, Обвевает ее вечерок. Собрались чертенята и карлики, Только диву даются в кустах На костыль, на мешок, на сухарики, На уст ...

Можно в конце
Что мы знаем о человеке, который рассказал о себе - все? Кто он? Каким он был? "Этот человек, проживший так открыто, так напоказ, так на виду, оказался самым скрытым, самым невидимым и унес свою тайну в могилу". Все жизнеописан ...