Современная польская проза (вторая пол. XX – XXI вв.)
Страница 1
О литературе » Польская литература и русский читатель » Современная польская проза (вторая пол. XX – XXI вв.)

В течение последних десяти с половиной лет Польша прошла долгий путь развития и стала современным правовым государством. После 1989 г. польское общество должно было изучить механизмы демократии, не действовавшие в течение последних 50 лет. Рождались очередные партии, раскалывались, объединялись и делились снова. Это была естественная реакция на полувековое отсутствие политических свобод. Итоги последних лет в области внутренней политики можно считать положительными. Принципы государственного устройства Польши отражают ценности, характерные для стран европейской правовой культуры: суверенность народа, суверенность и независимость государства, правовое государство, политический плюрализм и свободу деятельности политических партий, разделение властей, уважение человеческого достоинства, означающее соблюдение прав и свобод личности [6].

Современная польская проза – это попытка самоутверждения в новом пространстве объединенной Европы, куда поляки вернулись после длительного советского застоя. Попытка выстроить новые отношения - с немцами, с русскими, с собственным прошлым. Драматизм многих романов вызван трагическим опытом адаптации. Именно эта особенность и эмоциональность объясняет успех польской прозы у русской аудитории [7].

Известными писателями этого времени являются Ольга Токарчук, Стефан Хвин, Януш Вишневский, Михаил Витковский. Общая особенность "новых" авторов в том, что они используют один и тот же литературный прием. Это прием «чужой речи», монолога от «подставного лица», то есть, писатели попеременно отдают свой голос то одному, то другому персонажу. Все книги авторов написаны о сегодняшнем дне, но в каждой из них есть «провалы» в прошлое. Это прошлое, в зависимости от возраста автора, находится в разных областях истории. Таким образом, писатель добивается иллюзии объективности, объема [8].

Одной из ярких представительниц польской литературы считается Ольга Токарчук - самый любимый автор польских читателей всех возрастов, книги которого раскупаются огромными тиражами, а также писательница, снискавшая наибольшее внимание польской критики. Она автор произведений: «Путешествие людей Книги», «Дом дневной, дом ночной», «Последние истории». Токарчук не дает окончательных ответов, мир возможного становится у нее неотъемлемым дополнением реальности. В напряженности между понятным и непостижимым разворачивается человеческая жизнь, которая всегда представляет собой вызов, никогда не вписывается в готовые схемы и стереотипы и постоянно требует все новых интерпретаций - в том числе и художественных.

В произведении «Номера» Токарчук рассказывает об отеле «Кэпитал», где останавливаются только богатые люди. Главная героиня – горничная, которой «принадлежит весь третий этаж». С того момента, как девушка превращается в горничную, снимая «собственные цвета, свои безопасные запахи» и становясь «голой в бело-розовой униформе», она начинает по-иному смотреть на коридор, перестает принюхиваться, вслушиваться, ее интересуют лишь «пронумерованные прямоугольники дверей». Каждый номер, в который входит горничная, открывает новый мир, имеет свою неповторимую историю, свою национальность.

Номер 220 пуст, он безлик и не имеет своего запаха. Но если здесь селится женщины, то они «инстинктивно пытаются превратить гостиничный номер в суррогат родного дома», а если мужчины, то горничная может надеяться на чаевые, ведь «мужчина свободен только тогда, когда платит».

«Следующий номер 224, в котором живет чета японцев». Здесь Токарчук описывает яркие особенности, которые присущи только этой нации. Номер элегантен, но выглядит нежилым, тут нет случайно разбросанных вещей, всегда царит порядок и покой, «японцы всегда оставляют небольшие чаевые». В «маленьком храме» свой особый мир, где все идет неторопливо, своим чередом.

Наступает время завтракать, время, когда встречаются «бело-розовые принцессы» и остальной многонациональный персонал отеля. Здесь и индианка, и итальянка, и югославка, но кастилец Педро говорит, что все народы когда-то «составляли огромные семьи, хотя и не знали друг друга, и прочным во всем этом были только слова» и «некогда говорили на одном языке».

В 226 только что заселился араб. И героиня понимает, что «ничто не изменилось с той поры, о которой рассказывал Педро. Иначе выглядят гостиницы и багаж, но странствие продолжается».

227 пропитан запахом сигарет, алкоголя и беспорядка. Здесь обитает англичанин, либо немец, либо француз, который ухаживает за своей внешностью и боится состариться. А горничная чувствует себя «сестрой милосердия» и пришла «отпустить ему все грехи».

Страницы: 1 2


Похожие материалы:

Самообразование
Что мы знаем о его самообразовании? Вот первое его воспоминание об этом: «Мне тогда было 16 лет. Я в те времена занимался самообразованием, ходил в библиотеки. Началось это как накопление знаний, а превратилось в самое настоящее увлечение ...

Дома
27 мая 1994 Солженицын возвращается в Россию. Проехав страну от Дальнего Востока до Москвы, он активно включается в общественную жизнь. По-прежнему не допуская возможности сотрудничества с коммунистами, Солженицын решительно осуждает рефо ...

«Диалог культур» как литературоведческий принцип изучения художественных произведений на культурологической основе
Основа бытия и мышления человека конца XX в. - диалог, полилог по самым главным, вечным проблемам бытия. Это всеобщий способ освоения духовно-ценностных основ жизни, форма поиска самого себя в мире общечеловеческих ценностей: истины, добр ...