Михаил Александрович Шолохов и судьба казачества в его произведениях
Страница 3
О литературе » Михаил Александрович Шолохов и судьба казачества в его произведениях

Эпопейное содержание в "Тихом Доне" не вытеснило романного, личностного. Михаилу Шолохову как никому удалось показать сложность простого человека (интеллигенты же у него не вызывают симпатии, в "Тихом Доне" они в основном на третьем плане и говорят неизменно книжным языком даже с не понимающими их казаками). Страстная любовь Григория и Аксиньи, верная любовь Натальи, беспутство Дарьи, нелепые промахи стареющего Пантелея Прокофьича, смертельная тоска матери по не возвращающемуся с войны сыну (Ильиничны по Григорию) и другие трагические жизненные переплетения составляют богатейшую гамму характеров и ситуаций. Дотошно и, конечно, любовно изображаются быт и природа Дона. Автор передает ощущения, испытываемые всеми органами чувств человека. Интеллектуальная ограниченность многих героев восполняется глубиной и остротой их переживаний.

В годы войны и после нее.

В "Тихом Доне" писательский талант Шолохова выплеснулся во всю мощь - и почти исчерпался. Вероятно, этому способствовала не только общественная обстановка, но и все усилившееся пристрастие писателя к спиртному. Рассказ "Наука ненависти" (1942), агитировавший за ненависть к фашистам, по художественному качеству оказался ниже средних из "Донских рассказов". Несколько выше был уровень печатавшихся в 1943-1944 глав из романа "Они сражались за родину", задуманного как трилогия, но так и неоконченного (в 1960-е гг. Михаил Шолохов приписал "довоенные" главы с разговорами о Сталине и репрессиях 1937 в духе уже закончившейся "оттепели", они был напечатаны с купюрами, что вовсе лишило писателя творческого вдохновения). Произведение состоит преимущественно из солдатских разговоров и баек, перенасыщенных балагурством. В целом неудача Шолохова по сравнению не только с первым, но и со вторым романом очевидна.

После войны Шолохов-публицист отдал щедрую дань официозной государственной идеологии, однако "оттепель" отметил произведением довольно высокого достоинства - рассказом "Судьба человека" (1956). Обыкновенный человек, типично шолоховский герой, предстал в подлинном и не осознанном им самим моральном величии. Такой сюжет не мог появиться в "первую послевоенную весну", к которой приурочена встреча автора и Андрея Соколова: герой был в плену, пил водку без закуски, чтобы не унизиться перед немецкими офицерами, - это, как и сам гуманистический дух рассказа, было отнюдь не в русле официальной литературы, взращенной сталинизмом. "Судьба человека" оказалась у истоков новой концепции личности, шире - нового большого этапа в развитии литературы.

Вторая же книга "Поднятой целины", завершенная публикацией в 1960, осталась в основном лишь знаком переходного периода, когда гуманизм всячески выпячивался, но тем самым желаемое выдавалось за действительное. "Утепление" образов Давыдова (внезапная любовь к "Варюхе-горюхе"), Нагульнова (слушание петушиного пения, затаенная любовь к Лушке и т.д.), Разметнова (отстрел кошек во имя спасения голубей - популярных на рубеже 1950-1960-х гг. "птиц мира") и др. было подчеркнуто "современным" и не вязалось с суровыми реалиями 1930 года, формально остававшимися основой сюжета. .

Писательница Л.К. Чуковская в своем письме к Шолохову предсказала творческое бесплодие после его выступления на XXIII съезде КПСС (1966) с шельмованием осужденных за публикацию произведений за рубежом (первый процесс брежневского времени против литераторов) А.Д. Синявского и Ю.М. Даниэля. Предсказание полностью сбылось.

Но написанное Михаилом Шолоховым в лучшую его пору - высокая классика литературы 20 в. при всех недостатках, которыми отмечены даже наиболее выдающиеся его произведения.

Страницы: 1 2 3 


Похожие материалы:

Роль секундантов
Важную роль во всех дуэлях играют секунданты. В «Герое нашего времени» именно Иван Игнатьевич становится организатором заговора против Печорина. Это драгунский капитан уговорил Грушницкого не заряжать пистолеты. Иван Игнатьевич хотел при ...

«Трудно за юмором угоняться!..»
Персонаж Антоши Чехонте — преимущественно образ отрицательный. Молодой сатирик мог бы повторить слова героя щедринской сказки, написанной в 1880 году, в том самом году, когда Чехов вступил на литературное поприще: «Сколько я ни старался д ...

Переход к модернизму в польской литературе (н. XX в.)
Дальнейшим этапом развития Польской литературы является переход от позитивизма, реализма, патриотического романтизма к модернизму — декадентству. Причины такого перехода – рост рабочего революционного движения, обострение классовой борьбы ...