«Житиё Михаила Клопского».
Страница 1

Необычно уже само начало жития. Вместо традиционного зачина, рассказа агиографа о рождении, детстве и пострижении будущего святого, это житиё начинается с середины, при этом со сцены неожиданной и загадочной.

Монахи Троицкого на Клопе (под Новгородом) монастыря были в церкви на молитве. Поп Макарий, вернувшись в свою келью, обнаруживает, что келья отперта, а в ней сидит неведомый старец и переписывает книгу апостольских деяний. Поп «уполошившись», вернулся в церковь, позвал игумена и братию и вместе с ними вернулся в келью. Но келья оказалась запертой изнутри, а незнакомый ему старец продолжает писать. Когда его спрашивают, тот отвечает очень странно: он слово в слово повторяет каждый заданный ему вопрос. Монахи так и не смогли узнать даже его имени.

Старец посещает с остальными чернецами церковь, молится вместе с ними, и игумен решает: «Буди у нас старец, живи с нами». Всё остальное житиё- описание чудес, творимых Михаилом ( имя его сообщает посетивший монастырь князь). Даже рассказ о «преставлении» Михаила удивительно бесхитростен, с бытовыми деталями, отсутствует традиционная похвала святому.

Необычность «Жития Михаила Клопского», созданного в век творений Пахомия Логофета, не должна, впрочем, нас удивлять. Дело здесь не только в самобытности автора, но и в том, что автор жития- новгородец, он продолжает в своём произведении традиции новгородской агиографии, которая, как и вся литература Новгорода того времени, отличалась непосредственностью, непритязательностью, простотой, сравнительно с литературой Москвы или Владимиро-Суздальской Руси.

Однако «реализм» жития, его сюжетная занимательность, живость сцен и диалогов- всё это настолько противоречило агиографическому канону, что уже в следующем столетии житиё пришлось перерабатывать.

Сравним лишь один эпизод- описание смерти Михаила в 15 веке и в переделке 16 века. В первоначальной редакции читаем: «И разболеся Михаила месяца декабря в Савин день, ходя к церкве. А стоял на правой стороне у церкве, на дворе, против Феодосиева гроба. А почали говорить ему игумен и старцы: «Чему, Михаиле, не Стоишь в церкве, а стоишь на дворе?» И он им рече»Ту аз хочю полежати». Да взял с собою кадилницу да темьан(благовоние), да шол в келью. И послал к нему игуменг сети и нити от трапезы. И они отперли, темьян ещё курится, а его нету(умер). И почали места искати, земля меръзла, где его положити. И помянуша черньци игумену - испытай того места, где стоял Михаила. Ино с того места досмотриша, аже земля тала. И они погребоша его честно». Этот непринуждённый, живой рассказ подвергся решительной переработке. Так на вопрос игумена и братии, почему он молится на дворе, Михаил теперь ответствует так: «Се покой мой в век века, яко зде вселитися имам». Эпизод, когда он уходит в свою келью, так же переработан: «И кадило въжьзизает, и на углие фимиам възложив, в свою келью отходит, братиям же дивящимься, видевшее святаго толико изнемогъша, и паки толику крепость приемъша. Игумен же в трапезу отходит и к святому брашно посылает, вкусити тому повелевает. Пришедъшии же от игумена и внидоша в келйю святаго, и видивше того к господу отшедша, и руце крестаобразно согбене имуща, и образом, яко спяща и благоухания многа испущающа». Далее описывается плач при погребении Михаила; причем его оплакивают не только монахи и архиепископ «с всем священным собором», но и весь народ: люди спешат на похороны, «быстринам речным подобящася, слезы же непрестанно лиюще». Словом, житиё приобретает под редакцией Василия Тучкова именно тот вид, в каком бы создал его, например, Пахомий Логофет. Эти попытки уйти от канонов, впустить в литературу дыхание жизни, решиться на литературный вымысел, отрешиться от прямолинейной дидактики проявились не только в житиях.

Страницы: 1 2


Похожие материалы:

Историческое время в поэзии Жуковского
С чувством времени связано и чувство истории. У одних писателей это чувство истории сильнее, у других слабее. Это сказывается не только в выборе исторических тем одними авторами и в отсутствии интереса к ним у других. Даже в подходе к пей ...

Введение.
Начиная данное исследование, хочется процитировать строки из стихотворения последних лет жизни В.В.Маяковского: Я хочу быть понят моей страной, а не буду понят – что ж?! По родной стране пройду стороной, как проходит косой дождь ...

«Мифологические сказки»
В русской науке нередко употребляется термин «сказки мифологические». Он ведет начало от работ фольклористов первой половины XIX в., например от И. П. Сахарова. За ним следовали П. А. Бессонов, О. Ф. Миллер, собиратель сказок Е. Р. Романо ...