Мотив самоубийства в творчестве Владимира Маяковского
Страница 2
О литературе » Мотив самоубийства в творчестве Владимира Маяковского

И в пролет не брошусь,

и не выпью яда,

и курок не смогу над виском нажать.

Надо мною,

Кроме твоего взгляда,

Не властно лезвие ни одного ножа…

В поэме “Человек”(1916 – 1917) в главе “Вознесение Маяковского” детально “проигрываются” все возможные способы самоубийства.

Глазами взвила ввысь стрелу.

Улыбку убери твою!

А сердце рвется к выстрелу,

А горло бредит бритвою.

к воде манит.

ведет на крыше скат.

Вот так и буду,

заколдованный,

набережной Невы идти.

Шагну –

и снова вместе том.

Рванусь –

и снова зря.

Но смерть лирического героя в данном случае неприемлема, он живым возносится на небо. Но не один из описанных способов самоубийства не может быть востребовано.

Кому даешь?

Бессмертен я,

Твой небывалый гость.

.

Мессианские претензии Маяковского, столь характерные для его дореволюционного творчества, реализуются в традиционной христианской схеме: поэт живым взят на небо.

Глава “Маяковский в небе” иронична, и на первый взгляд, “вполне безбожна”.

Оглядываюсь.

Это вот

Зализанная гладь –

Это и есть хваленое небо?

В облаке скважина.

Заглядываю –

ангелы поют.

Важно живут ангелы.

Важно.

Но явственно прослеживается отношение Маяковского к потусторонней жизни. Это действительно “тот свет”, куда люди попадают после смерти, и где продолжается их жизнь в другой форме существования.

Постепенно вживался небесам в уклад.

Выхожу с другими глазеть,

Не пришло ли новых.

Понравилось.

Стал стоять при выезде.

И если

знакомые

являлись, умирав,

сопровождал их,

показывая в рампе созвездий

величественную бутафорию миров.

Маяковский в эти годы в полном расцвете творческих сил, растет его всероссийская известность, и реальное суицидное настроение, становится для него все больше фактом художественного переживания. Это то самое время, о котором он позднее скажет: “Я – поэт. Этим и интересен”.

В трагедии “Владимир Маяковский” самоубийство героя – это акт протеста, вызов окружающему миру. Оно с одной стороны роднит поэта с Христом (сквозной образ дореволюционного творчества), с другой – эпатирует читателя.

Приходите все ко мне,

кто рвал молчание, .

.А я, прихрамывая душонкой,

уйду к моему трону

с дырами звезд по истертым сводам.

Лягу,

светлый,

в одеждах из лени

на мягкое ложе из настоящего навоза,

и тихим,

целующим шпал колени,

обнимет мне шею колесо паровоза.

У лирического героя Маяковского есть “избранное” им время для самоубийства. Это декабрь. Это слякоть. Это ветер. Это мокрый снег. Завершающееся самоубийством “Облако в штанах” начинается указанием:

Вот и вечер

в ночную жуть

ушел от окон,

хмурый,

декабрый.

.Что ж, бери меня хваткой мёрзкой!

Бритвой ветра перья обрей.

Пусть исчезну,

чужой и заморский,

под неистовства всех декабрей.

В “Дешевой распродаже”, поэмах “Флейта – позвоночник” и “Человек” лирический герой из всех возможных способов самоубийства выбирает револьвер. В чем причина именно этого выбора? Во-первых, сам Маяковский любил оружие Л.Ю. Брик вспоминает: “У Маяковского было 5 или 6 пистолетов и револьверов. Он любил оружие. Он замечательно стрелял” ( Брик Л.Ю. ).

Во-вторых, у Маяковского была мания чистоты, боязнь заразиться (этот страх остался после смерти отца). Он боялся заболеть, состариться, т.е. того, что бы сделало его тело и лицо некрасивым. Он хотел идти в вечность таким: “Мир огромив мощью голоса, / иду – красивый, / двадцатидвухлетний”,- именно таким он хотел отправиться в “самое мое бессмертие”. Поэтому Маяковскому важно, чтобы его лирический герой (да и сам поэт), после смерти оставался красивым, чтобы его тело не было изуродовано старостью или предсмертной уродливой гримасой.

Ни в одном из произведений мир героя Маяковского не подвержен влиянию времени, для него не приемлема старость.

У меня в душе ни одного седого волоса,

и старческой нежности нет в ней!

и даже после смерти герой “Человека”, вернувшийся в землю после самоубийства, оказывается обыкновенным здоровым человеком, которого вряд ли можно отличить от живого.

Страницы: 1 2 3


Похожие материалы:

Принципы поэтики И.Бродского и эстетика постмодернизма
Постмодернизм, как было сказано выше, формировался под влиянием предыдущего течения, модерна, переосмысливая и дополняя его. Исследователь Колобаева Л.А. говорит о возможности рассмотрения поэзии И.Бродского и Серебряного века русской лит ...

Развитие традиционных тем русской поэзии 19 века в лирике Ахматовой. Тема Петербурга в творчестве Анны Ахматовой
К началу 20 века тема образа Петербурга стала фактически уже традиционной. К ней обращались не только писатели Н.В. Гоголь и Ф.М. Достоевский, но и поэты: А.С. Пушкин и Н.А. Некрасов, Ф.И. Тютчев и А.А. Фет. Анна Андреевна Ахматова продо ...

Г.Э. Лессинг. Эмилия Галотти
Принц Гонзага, правитель итальянской провинции Гвастеллы, рассматривает портрет графини Орсина, женщины, которую он любил ещё совсем недавно. Ему всегда было с ней легко, радостно и весело. Теперь он чувствует себя иначе. Принц смотрит на ...