Иосиф Бродский как поэт-постмодернист. Общая концепция постмодернизма
Страница 1
О литературе » Эстетические взгляды И.А. Бродского (на материале нобелевской лекции 1987 года) » Иосиф Бродский как поэт-постмодернист. Общая концепция постмодернизма

Жить в эпоху свершений, имея возвышенный нрав,

к сожалению, трудно.

И.Бродский

Попробуйте меня от века оторвать, -

Ручаюсь вам – себе свернете шею!

О.Мандельштам

Пожалуй, трудно теперь найти человека, незнакомого с творчеством Иосифа Александровича Бродского. Его можно любить и принимать, можно не принимать, но в любом случае не заметить его нельзя. Нина Мандельштам называла Бродского «человек – духовой оркестр». И действительно, можно сказать, что многоголосым хором своего «оркестра» он ворвался в 20 век, чтобы нестройными аккордами слов-стихов прочно закрепиться на нотном стане эпохи. Эпохи постмодернизма.

Итак, постмодернизм (фр. postmodernisme – после модернизма) – это направление в искусстве, пришедшее на смену модерну и отличающееся от него не сколько оригинальностью, сколько разнообразием элементов, цитатностью, погруженностью в культуру, отражающее сложность, хаотичность, децентрованность современного мира. До сих пор нет однозначной оценки этого феномена литературы конца 20 века. Зачастую взгляды критиков на постмодернизм прямо противоположны. Так, во взглядах некоторых западных исследователей культура постмодернизма получила название «слабо связанной культуры» (Р.Мерелмен). И.Берлин представлял культуру постмодернизма как искривленное древо человечества. По выражению американского писателя Джона Барта, постмодернизм – это художественная практика, сосущая соки из культуры прошлого, литература истощения. Литература постмодернизма, с точки зрения Ихаба Хассана («Расчленение Орфея»), по сути, является антилитературой, так как преобразует бурлеск, гротеск, фантастику и иные литературные формы и жанры в антиформы, несущие в себе заряд насилия, безумия и апокалиптичности и превращающие космос в хаос. [16]

Если говорить об отечественной теории постмодернизма, то взгляды на нее еще более неоднозначны и полярны. Одни критики утверждают, что в России нет ни постмодернистской литературы, ни, тем более, постмодернистской теории и критики. Другие, уверяют, что Хлебников, Бахтин, Лосев, Лотман и Шкловский – «сами себе Деррида».[16] Что же до литературной практики русских постмодернистов, то, по мнению последних, русский литературный постмодернизм был не только принят в свои ряды его западными «отцами», но и опроверг известное положение Доуве Фоккема о том, что «постмодернизм социологически ограничен главным образом университетской аудиторией».[16] За десять с небольшим лет книги русских постмодернистов стали бестселлерами. (Например, И.Бродского, В.Ерофеева, В.Сорокина, Б.Акунина и др. авторы). Но в этом случае мы натыкаемся на краеугольный камень постмодернизма. И Бродского и, скажем, Сорокина мы справедливо называем представителями русского постмодернизма. Но постмодернизм Бродского с его интеллектуальной насыщенностью и эстетизмом не постмодернизм Сорокина с его пространными «тошнотворными» описаниями. Исследователь Фокин говорит о возможном бинарном понимании постмодернизма и выделении двух его ветвей : «постмодернизма» (в кавычках) и постмодернизма (без кавычек). Где первый «характеризуется отсутствием движения, либо движением в тупик, где провозглашаются "смерть истории", "исчерпанность культуры", "мировая бессмыслица", превращение литературы в пародию», а второй – «гармоничность, авторитет образцов, искусство как средство познания, многоуровневая организация текста <…> Это движение, стремление к сотворению, к диалогу, к реконструкции, к воссозданию всего, что выше собственной индивидуальности, к парадоксальности и смыслу, помноженному на приоритет содержания над формой, усиленной классическими тенденциями».[15] Различие между «высоким» и «низким» постмодернизмом автор видит в ориентированности поэтов на разные течения 20 века . В случае с «высоким» – это собственно модернизм, в случае с низким – авангард. Не оставляет сомнений тот факт, что И.Бродского мы причисляем к поэтам «высокого» толка. Сам Иосиф Александрович очень трепетно относился к традиции преемственности, говоря о культуре, что «она вся – преемственность». В Нобелевской лекции поэт пишет о своих «учителях»: « не будь их, я бы как человек и как писатель, стоил бы немногого».[13] В лекции Бродский упоминает лишь пятерых (Ахматову, Цветаеву, Мандельштама, Фроста, Одена), но по справедливому замечанию Юрьева, «учителей» у Бродского было много - «имя им легион».[8]

Страницы: 1 2


Похожие материалы:

Социально-нравственные инициативы Ч. Айтматова в прозаических произведениях
«Большой киргизский аил служит мне пристанищем. Многие замыслы, характеры, образы подсказаны жизнью этих людей». Ч. Айтматов Слава Чингиза Айтматова была подобна стреле, пущенной из богатырского лука, - так быстро пролетела она за преде ...

«Пушкин и Пугачев». Правда искусства
Существует совсем не много произведений, в которых так убедительно, с таким тонким пониманием было бы сказано о народности А. С. Пушкина. А тот факт, что говорит это большой русский поэт, во много раз повышает цену сказанного. Очерк «Пуш ...

"Один день" зэка и история страны.
"Один день Ивана Денисовича" связан с одним из фактов биографии самого автора - Экибастузским особым лагерем, где зимой 1950-51 г. на общих работах был создан этот рассказ. Главный герой рассказа Солженицына - это Иван Денисови ...