Переход к модернизму в польской литературе (н. XX в.)
Страница 1
О литературе » Польская литература и русский читатель » Переход к модернизму в польской литературе (н. XX в.)

Дальнейшим этапом развития Польской литературы является переход от позитивизма, реализма, патриотического романтизма к модернизму — декадентству. Причины такого перехода – рост рабочего революционного движения, обострение классовой борьбы, загнивание капитализма. Все эти политические процессы нашли свое отражение в литературных течениях разных частей Польши. Буржуазии приходилось все больше приукрашивать, лакировать действительность: правда жизни, более или менее объективное ее отражение, опасна для нисходящего класса. Отсюда переход в литературе от реализма к так называемому модернизму. [1, 7]

Ведущими писателями этого времени являлись Стефан Жеромский, Станислав Пшибышевский, Марьям Пшесмыцкий и Артур Гурский.

«Совестью польской литературы» называли современники и последователи Стефана Жеромского. Возрожденные им в отечественной прозе традиции гражданственного романтизма Мицкевича и Словацкого связаны с созданием образа самоотверженного борца за свободу и просвещение народа. Нравственная убежденность, моральный и патриотический подвиг делал героев его произведений высоким примером служения народу для многих представителей интеллигенции. Духовную чистоту и стойкость героя – «общественника» Жеромский оттенял, подчеркивал объективными взглядами, воссоздавая более многочисленную категорию лиц, нравственно мертвеющих, равнодушных и ищущих личной выгоды. [1, 13]

Польского писателя нередко называют «жестоким талантом», потому что он не щадил душевного спокойствия своих читателей, а стремился к воссозданию идей и взглядов, столкновение которых будит совесть и ставит острейшие вопросы морального выбора. С этой чертой мировоззрения связан выбор им девиза для своего творчества – «бередить польские раны, чтобы они не затягивались коростой подлости».

Однажды, встретившись с Жеромским, Горький заметил: «Жеромский внутренно – имел кое-что общее с Чеховым»[3, 295]. Эта мысль была вызвана сходством литературных персонажей, а именно чеховского Ионыча из одноименного произведения и доктора Оборецкого из «Непреклонной».

Когда Оборецкий только прибыл в Обжидлувек, он был «смел, молод, благороден и полон энергии». С самого начала своего приезда он объявил войну местным врачам, которые «облагали данью» всех больных, жаждущих исцеления. Доктор Павел четко следовал своим идеалам: «приготовлял на месте лекарства и отдавал их за бесценок, а то и даром, <…> работал с упорством фанатика, забывая о сне и отдыхе» [1, 348]. Но местные «доброжелатели» тут же очернили молодого выскочку в глазах интеллигенции и всячески пытались сломить честного юношу. И им это удалось…

Оборецкий растерял свои юношеские идеалы под натиском мещанской «прозы жизни». «Незаметно доктору все стало совершенно безразлично». Вот самое опасное слово для человечества – «безразлично». Именно с этого слова начинаются все беды: недоброе отношение к людям, ссоры в семье, гибель окружающих и Родины. И вот уже герой забрасывает аптечку и использует ее только для собственных нужд, потому что не в силах сопротивляться, служить долгу и своим идеалам… А кто же виноват в этом? Конечно, во всем можно обвинить местных докторов, умело «использующих ситуацию», глупых пациентов или, наконец, обстоятельства. Но это не так. «Он <Оборецкий> сам себя победил. Он сам задавил в себе простые и высокие мысли и порывы».

«Правда, он еще что-то делал, лечил, но пользы от этой его деятельности не было уже ни на грош. <…> На шумные журнальные статьи о поисках « яркого луча правды и новых неведомых путей» он смотрел в начале своего умирания с горечью, завистью и сожалением, затем — с осторожностью человека, наученного горьким опытом, потом — с недоверием, <…> пока наконец не отвернулся от них совсем» [2, 351]. Наверное, доктор так бы и прожил в Обжидлувеке, чуть позже бы стал «использовать ситуацию» и вредить только что приехавшим и полным энергии докторам, играть в винт, если бы не один случай. Павел вынужден был поехать в деревню, осмотреть заболевшую учительницу.

В лице больной доктор узнал панну Станиславу, «дарвинистку», в которую был влюблен. Нет, не был, «он твердил себе, что никогда не забывал ее, что всегда обожал и помнил ее».

«Доктор окинул взглядом голые, побеленные известью стены комнатушки, заметил плохо заклеенное окно, промокшие и успевшие уже ссохнуться башмаки больной, кипы книжек, сложенных повсюду: на полу, на столике, на шкафчике» [1, 355]. И здесь действительно понимаешь, что никто и ничто не может победить человека, который служит своему долгу, своим идеалам и мечтам. Сам Оборецкий с некоторой злобой говорит: «Это было не умно! Так жить нельзя, да и не к чему. Нельзя превращать жизнь в какое-то сплошное служение долгу: сожрут тебя идиоты, потащат на веревке в стадо, а попробуешь воспротивиться им во имя своих глупых иллюзий, так первую же тебя и скосит смерть» [1, 357]. Да, эта смелая девушка не побоялась бросить вызов жизни, обществу, себе, не бросила читать книжки, потому что среда заставила, доработала «Физику для народа»!

Страницы: 1 2


Похожие материалы:

«Лев, колдунья и платяной шкаф»: система образов
Аслан , Великий Лев, Сын Императора-За-Морем, Властитель Леса, Царь Царей – это создатель мира Нарнии, его обитателей и всего остального, что относится к Нарнии. Он приходит к нарнийцам во времена их бедствий. В переводе с тюркского языка ...

Опрос
Для того чтобы понять, насколько популярны польские писатели у русского читателя, я провела опрос среди некоторого населения моего города. Я опрашивала людей разных возрастных категорий: от 15 до 25 лет, от 26 до 45 лет, от 46 лет и старш ...

Анализ стихотворений
1. Стихотворение «Старая дорога». Все облака над ней, все облака… В пыли веков мгновенны и незримы, Идут по ней, как прежде, пилигримы, И машет им прощальная рука. Навстречу им июльские деньки Идут в нетленной синенькой рубашке, П ...