Новаторство писателей и дань классике
Страница 1

«Перестал учиться у классиков, - считает Ю.Бондарев, - перестал писать». Свою любовь к русской классике, глубочайшее уважение к корифеям отечественной литературы Ю.Бондарев пронесёт через всю жизнь. Он пишет о Льве Толстом: «Не представляю, как развивалась бы наша и мировая литература без Льва Толстого».1 Бондарев любит и ценит произведения Чехова, Достоевского, Леонова, А.Толстого, Шолохова, Фадеева… Васильев так же трудно представляет свою жизнь и литературу без великих русских классиков: Пушкина, Толстого, Тургенева, Гончарова, Некрасова. Для писателя классические произведения – это уроки, лекции, учителя. Именно благодаря ним у людей возникает любовь к литературе. Ранние произведения поэтов часто схожи со стихами учителей. Но главное - сказать своё. Это должен помнить каждый творец. Только этим он запомнится людям. Но это можно сделать, опираясь на созданные принципы, изученные моменты, перенеся их в свою эпоху. Так сделали Ю. Бондарев и Б.Васильев.

Знакомясь с произведениями масштаба «Войны и мира» Л. Толстого мы поражаемся поистине эпической универсальности изображения действительности. Здесь сюжет развёртывается не как взаимоотношения личностей в атмосфере определённых умственных и нравственных исканий своего времени, но как столкновение значительных общественных сил, втянутых в полосу грандиозного социально-исторического конфликта. Закономерности самой жизни воплощены в судьбах отдельных персонажей и олицетворены в движении и борьбе народных масс. И всё же тема, заявленная в заглавии эпопеи, воплощалась как противоречия различных государств и наций, не затрагивая природу социальных систем. Конфликты же 2-й Мировой войны имели иную социально- идеологическую основу иосмысливались иначе. Художники социалистического реализма в соответствии с резко изменившимся ходом истории пошли дальше. Война и различные социально-политические системы, судьбы цивилизаций на планете и всего человечества – вот что становится в центре их внимания. Память войны у советских писателей трактуется как бездонный кладезь высочайшей нравственности. В одном из интервью Бондарев говорит о том, что для истинного художника важно «выявить философию времени». И тут же добавляет, что искусство слова должна двигать «вина перед чужой болью».

Но влияние, оказанное классиками русской и советской литературы на Васильева и Бондарева, проявляется не только в этом. Так О.Михайлов, анализируя «Горячий снег», отмечает, что в «своё время принципиальным новаторством Л.Толстого явилось «двойное» художественное зрение, как бы зрение орла, позволяющее писателю охватить взором огромное пространство, скажем, целое Бородинское поле, и одновременно различить мельчайшие подробности в своих героях… «Мелочность» и «генерализация», как назвал это сам писатель, соединилось нерасторжимо. Этот вот общий принцип мгновенной смены фокусов был плодотворно использован вслед за Л. Толстым целым рядом советских писателей. Но до «Горячего снега» считалось, что толстовское открытие может быть достоянием лишь пространной эпопеи. Плодотворный принцип «двойного зрения» обновлено проявился в некой «двуполюсности» небольшого романа, втянувшего в себя благодаря этому содержание целой эпопеи. Иными словами, в «Горячем снеге» происходит постоянное переключение двух видений грандиозной битвы с дивизиями Манштейна, пытающимися прорваться к окружённой группировке Паулюса: масштабное, всеохватывающее – командарма Бессонова – и «окопное», ограниченное тесным пространством пятачка, занимаемого артиллерийской батареей, - лейтенанта Кузнецова». Показывая, как это было, Бондарев вновь выступил перед читателем в качестве великолепного мастера батальных сцен, обладающего «абсолютным слухом» на сложную звуковую панораму боя, чутко ощущающего полную колоссального напряжения, взрывную, до предела насыщенную динамизмом атмосферу переднего края. Среди персонажей романа впервые у Бондарева появляются такие фигуры, как член Военного Совета Веснин, командарм Бессонов, Верховный Главнокомандующий Сталин (а это один из главных признаков эпопеи). В повести Васильева «А зори здесь тихие» такой связи с классикой мы не можем наблюдать. Действие происходит на крошечном клочке земли, со всех сторон окруженном войной. Здесь мы не встречаем высокопоставленных лиц: только старшина и девушки. «Взгляд» автора, а, следовательно, и читателя сконцентрирован только на вышеуказанных героях, нет раздвоения. Но люди в романе «Горячий снег», так, же как и в повести, «А зори здесь тихие», так, же как и на полях сражений войны 1812г находятся в ситуациях «или-или», крайних, перед лицом смерти, в которых полностью и раскрывается сущность героев. В исследуемых произведениях крайняя ситуация двуплановая. С одной стороны, в ней находятся люди «на пяточках», а с другой стороны, сама страна очутилась в положении «или-или», так было и 1812, так и в 1842гг.

Страницы: 1 2


Похожие материалы:

Вступление
Все гуманисты мечтали о счастье человеческом, все они ломали голову над тем, почему люди живут плохо, грязно, эгоистично, почему непостижимый хаос царит на земле?С. Артамонов В литературе эпохи Возрождения получил особенное развитие жанр ...

Мифологема орла в лирике Велимира Хлебникова
«ОРЁЛ символ небесной (солнечной) силы, огня и бессмертия; одно из наиболее распространённых обожествляемых животных – символов богов и их посланец в мифологиях различных народов мира. Типологически наиболее ранний этап культа орла отраж ...

Авторские мифологемы птиц в лирике Велимира Хлебникова
Последняя группа мифологем, которые присутствуют в лирике В. Хлебникова, это собственно авторские образы птиц. Они выражены неологизмами, это образы, которые автор представляет нам как птиц. Они представлены стихотворениями «Там, где жил ...