Елизавета Борисовна Кульман (1808-1825)
Страница 1
О литературе » Русские писательницы XIX века » Елизавета Борисовна Кульман (1808-1825)

Елизавета Борисовна Кульман родилась 5 июля 1808 г. в Петербурге в семье отставного капитана. Её предки переселились из Эльзаса в Россию ещё в начале XVII в. и с тех пор верой и правдой служили ей. К моменту рождения Елизаветы семья Кульманов уже насчитывала семь сыновей и одну дочь. Старшие братья девочки, выбрав, как и отец, военную стезю, участвовали в войне с Наполеоном в Германии (1806-1807), Отечественной войне 1812 г., заграничных походах русской армии. Война не пощадила братьев: получив тяжёлые ранения, они стали инвалидами. После смерти отца положение Кульманов стало поистине ужасным – семья осталась почти без средств. Им пришлось жить в небольшом домике на Васильевском острове, снятом для них родственницей.

Лишения, голод и холод – постоянные спутники семьи в те годы. Но девочка, казалось, не замечала окружающей её нищеты. Для неё существовал свой, особенный, волшебный мир. В небольшом садике, где Лиза проводила время, росло множество цветов, кусты жасмина и тополя. Природа заменяла девочке не только отсутствующие игрушки, но и сверстников, не заглядывавших в бедный дом.

В пять лет Лиза уже читала. Мать стала обучать девочку и иностранным языкам – немецкому и французскому. Но для полного образования этого было недостаточно. После пяти лет развитие Лизы проходило под чутким наблюдением старого друга отца, знатока новых и древних языков – Карла Гроссгейнриха. Всё свободное время он отдавал привязавшейся к нему ученице. Его восхищали наблюдательность, сообразительность и, главное, феноменальная память девочки. Очень много времени она посвящала лингвистическим занятиям.

Но тут ещё одно несчастье выпало на её долю: умерла родственница, платившая за дом, и семья оказалась на улице. К счастью, им не пришлось долго бедствовать. Помог ещё один друг отца – директор Горного корпуса Пётр Иванович Медер. Бывая у него, Кульманы познакомились со священником корпуса П.А. Абрамовым. Священник предложил матери с дочерью поселиться у него в свободной комнате. Так всё было и устроено.

У Абрамова девочка стала брать уроки старославянского языка, в котором также преуспела. Вместе с дочерьми Медера маленькая Кульман училась музыке, рисованию, ботанике, физике, минералогии и математике. Но основным увлечением, делом всей жизни Лизы стала литература, в особенности поэзия. Первым литературным опытом стал перевод Анакреона. Итак, Елизавета Кульман выбрала свою стезю. Она работала над стихами не менее пяти часов в день. На столике девушки лежали книги, карты, словари. Елизавета писала только белые стихотворения.

Гроссгейнриху нравились творения ученицы. Через одного своего знакомого в Веймаре он решил представить молодую поэтессу на суд великого Гёте в уверенности, что стихи ему понравятся. И вот из Германии пришёл ответ. Девочке ничего не сообщили. 5 июля 1821 г., в день своего тринадцатилетия, Елизавета вскрыла заветный конверт. Со слезами на глазах читала она строки: «Объявите молодой писательнице от моего имени, от имени Гёте, что я пророчу её со временем почётное место в литературе, на каком бы из известных стихов она ни вздумала писать». Это был самый счастливый день её жизни.

И снова недели неустанной работы. На этот раз создаётся несколько стихотворений, объединённых общим заголовком «Венок». В своей основе это древнегреческие предания, носящие названия цветов – «Мак», «Нарцисс», «Лавр», «Роза», «Ирис» и др. Каждая часть венка завершается метаморфозами – превращением людей в цветы.

Незадолго до своей смерти Кульман подготовила ещё один сборник стихов – «Памятник Беренике», посвящённый матери царя Птоломея I.

Кульман увлекалась не только античностью, она переводила поэтов Возрождения, Просвещения и современности, писала собственные стихи на восьми языках. Её влекло к эпической литературе. Кульман пре красно понимала, что переводы поэтов древности и Возрождения заинтересуют не многих. А мир народных преданий, басен понятен всем, здесь открывается необозримое поле деятельности. Она решила посоветоваться с наставником. Гроссгейнрих предложил обратиться к жанру сказки. И она согласилась. Жанру сказки Кульман посвятила последние два года своей жизни. Сказок восемнадцать – тринадцать «заморских» (европейских), четыре русских и один перевод «восточной» (сюжет заимствован из «Тысячи и одной ночи»). Изложенные просто, воспевающие добро и призывающие к милосердию, они были понятны всем – и взрослым, и детям, которые с особенным восторгом внимали всему услышанному от Елизаветы на медеровских вечерах.

Страницы: 1 2 3


Похожие материалы:

Полифония
Случись, что я начну развивать мысль, в которую верую, и почти всегда в конце изложения я сам перестаю верить в излагаемое. Ф. М. Достоевский И в этом смысле он может быть уподоблен художественному целому в полифонической музыке: пять го ...

Римское общество и культура I в. н.э.
Период от смерти Августа (14 г.) до конца правления Траяна (117 г.) принято называть «серебряным веком римской литературы». Средоточием ее остается город Рим, культурный центр всей империи, диктующий свои вкусы даже греческому миру. Он уж ...

Добро и зло в художественной картине мира, созданной Ч. Диккенсом
Преступление было одной из излюбленных тем газетчиков. Но в ее трактовке у Диккенса зазвучала несвойственная сенсационной прозе тех лет интонация — нравственные раздумья о добре и зле. Здесь впервые у Диккенса, хотя еще довольно неуверенн ...