Историческое развитие нравственных норм и морали.
Страница 2
О литературе » Ж. Лабрюйер о характерах людей » Историческое развитие нравственных норм и морали.

Нравственный прогресс, имевший место в эпоху феода­лизма, был исторически ограничен. Печать косности и патриархальности, лежавшая на нравственности этой эпохи, мож­но было преодолеть лишь выйдя за рамки феодального уклада. Однако антифеодальные революции крепостного крестьян­ства, выдвигавшие наиболее передовые для своего времени моральные идеалы и нравственные правила, не могли при­вести к установлению нового строя. Наиболее благородные, далеко идущие моральные цели и идеалы этих революций не могли быть осуществлены в эпоху феодализма. Обычно восстания кончались поражением, топились в крови. Разу­меется, основная линия социального прогресса проходила под знаком классовой борьбы угнетенного кре­стьянства. Сопротивление крепостных, нараставшее по мере развития внутренних противоречий феодального способа про­изводства, заставляло верхи перестраиваться и переходить на более высокую ступень феодальной эксплуатации. Таким образом, крестьянские восстания не были исторически бес­плодны, а, наоборот, были мощным стимулом исторического прогресса. Тем не менее их ограниченность и нереальность достижения своих конечных целей, моральных идеалов ска­зывалась и на той роли, которую они сыграли в нравствен­ном прогрессе человечества. Исчерпав те скудные возможно­сти, которые давал феодализм нравственному прогрессу, дальнейшее поступательное развитие нравственности могло произойти лишь на новой социальной почве, с новыми дви­жущими силами и общественными, противоречиями.

Таким социальным строем, который пришел на смену феодализму, был капитализм. Там, где в силу специфических историче­ских условий возникновение нового уклада было замедлено, нравственный прогресс, достигнутый в рамках феодального общества, приостанавливается. Начинается топтание на ме­сте. Худшие черты—косность, патриархальность—начинают возобладать над моментами развития и в нравственности народа. Отдельные успехи нравственного развития, подобно хамелеону, меняют свою историческую окраску и роль. Из двигателей социального развития они превращаются в его препятствие. Нравственный прогресс не только замедляется, но и идет вспять, превращается в регресс. Таким образом, каждая новая общественно-экономическая формация, сменявшая старую, была тем новым социальным уровнем, на котором только и было возможно дальнейшее продвижение нравственного прогресса человечества. Причем социальный прогресс разрушает вместе со старыми общест­венными формами и те стороны прежних нравственных отно­шений, которые могут восприниматься последующими поко­лениями как положительные, привлекательные. Однако от­дельные «утраты» в нравственном развитии вовсе не отвер­гают его восходящего, прогрессивного характера. Отдель­ные, частные потери — неизбежность, присущая всему восхо­дящему духовному развитию. Вот почему и критерий нрав­ственного прогресса не может быть сведен к метафизическо­му представлению о «сохранении» всего морально положи­тельного, что бытовало в истории. Моральный прогресс— не хранилище, куда каждое поколение людей сдавало свои, благородные для того времени, нормы и принципы, оставляя за порогом свои пороки. Восходящее развитие морали в са­мой своей сущности — процесс, и может быть понято только как процесс. Попытки сохранить в истории все то нравствен­но «хорошее», что вырастало в разные эпохи, за счет уничто­жения того «дурного», с чем это «хорошее» сталкивалось — не более как ветхая иллюзия моралистов. Противоречи­вость—внутренняя черта нравственного прогресса, своеобраз­но проявляющаяся в нормативной, изменчивой противополож­ности «добра» и «зла».

Страницы: 1 2 


Похожие материалы:

Сравнительно-типологический анализ фантастичных миров И.С. Тургенева и П. Мериме
В русской литературе XIX века, начиная с А.С. Пушкина, значительно усиливается романтизация реализма как художественного метода в познании и изображении действительности. Пушкинские традиции в реалистической фантастике развивают М.Ю. Лерм ...

Ахматова и другие поэты 19 века (Лермонтов, Некрасов, Тютчев). Ахматова и Лермонтов
Дорогой сердцу Ахматовой была и поэзия Лермонтова. Если стихи Пушкина Ахматова назовет "божественными", а его голос "человеческим", то о Лермонтове она скажет, что он "владеет тем, что у актера называют "сото ...

Последние годы жизни
Последние десятилетие жизни Гоголя проходит под знаком всё усиливавшейся тяги к иночеству. Не давая монашеских обетов целомудрия, нестяжания и послушания, он воплощал их в своём образе жизни. Сам он не имел своего дома и жил у друзей, сег ...