Жизнь и творчество М.А. Булгакова
Страница 6
О литературе » Жизнь и творчество М.А. Булгакова

Булгаков глубоко убежден, что «бесовское» начало скрыто в самом человеке. Иначе как же понять мотивы взяточничества Председателя жилтоварищества Босого? Кто заставлял его прописывать за деньги, вселять в освободившиеся комнаты за взятку? «Квартирный» вопрос одолел всех: и Алозия Магарыча, позарившегося на подвальчик Мастера, и Поплавского — дядю Берлиоза, срочно выехавшего из Киева, чтоб захватить квартиру в Москве.

«Сеанс черной магии» собрал всех наших знакомцев и прочих жителей Москвы. Массовый гипноз обнаружил в каждом его внутреннего человека, весьма несовершенного: алчного, грубого, с низкопробными вкусами, любителя хлеба и зрелищ. Но Булгаков, ужаснувшись своему беспощадному гротеску, «спасает» зрителей криками Бенгальского, трепача и фигляра, которому кот Бегемот оторвал голову, поручает Воланду произнести «приговор»: «Человечество любит деньги . Ну, легкомысленны . ну, что ж . и милосердие иногда стучится в их сердца . обыкновенные люди .» Но настоящее наказание ожидало многих в «другой жизни» — на Великом бале у Сатаны.

Последний эпизод занимает очень важное место в идейно-художественной структуре романа, являясь кульминационным для всего сюжетного действия. Воланду нужно было закончить принципиальный спор с Берлиозом-атеистом, уже преданным могиле, нужно было «разобраться» со многими персонажами, которым он устроил экзамен, будучи в Москве, нужно было дать оценку увиденному за три дня в социалистической столице. Итак, московская жизнь предстает в зеркале вечности. Описание интерьера бальных залов, участников бала, их диалогов сразу напомнили земное бытие: стена тюльпанов, фонтаны, камины, реки шампанского и коньяка, танцы, в которых сплелись все человеческие пороки: честолюбие и донос, чревоугодие, чувственность, ревность. Звуки и краски этого бала сгущены, словно Булгакову захотелось представить модель целого мира со всеми джазовыми оркестрами, всем выпиваемым человечеством вином, всеми яствами, съедаемыми миллиардами желудков, всей роскошью, потребляемой в ущерб природе во имя удобства и тщеславия. Человек, который праздновал свою короткую, как мгновение, жизнь так жадно, бездумно, по Булгакову, «обменял» на пустоутробие свою божественную сущность. Скелеты, прах, оставшиеся от прежних красавцев и красавиц, рассказали читателю о делах человеческих: о фальшивомонетчиках, государственных изменниках, прелюбодеях, убийцах и палачах (Калигула, Мессалина, Малюта Скуратов — исторические персонажи). Потрясает слаженность всех танцующих, ибо все они исповедовали одно: власть, карьеру, деньги, любовь, комфорт. «Михаил Александрович, — негромко обратился Воланд к голове Берлиоза. — Все сбылось, не правда ли? Голова отрезана женщиной, заседание не состоялось, и я живу в вашей квартире». Воланд напомнил Берлиозу его атеистическую теорию, что «по отрезании головы жизнь прекращается», и напомнил всем, что по смерти «каждому будет дано по его вере».

Историческая судьба человечества, показывает своим романом Булгаков, — непрерывный поиск истины. Но нет ее в атеизме и материализме, ибо безбожие ведет к самости {сам знаю, как жить) и духовному оскудению жизни в целом. Мастер, написавший роман об Иешуа («спасителе»), напоминает, что жить нужно, сверяя свои земные дела с небесными идеалами Добра и Красоты. В сцене Великого^балаизаключена главная, философская идея романа: человек свободен в своем нравственном выборе между Богом и Дьяволом: поэтому ни политический строй, ни катаклизмы, переживаемь, человечеством, не освобождают его от ответственности за добро на земле.

Мастер и Маргарита в романе. Мастер как главный герой связан со всеми сюжетными линиями романа: Мастер — литературная среда, Мастер — Иешуа, Пилат; Мастер — Маргарита. Соответственно он проведен через общественные отношения, любовную коллизию и нравственно-философский выбор. К тому же Мастер — автобиографический сюжет для Булгакова.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7


Похожие материалы:

Становление жанра литературной сказки в творчестве Е. Л. Шварца: соотношение сказки и реальности в писательском сознании, сказочное в произведениях несказочного жанра
Шварц Е. Л. сам помогает своим читателям и зрителям расшифровать смысл своего писательского труда и увидеть жизненную первооснову своих сказок. Разъясняя замысел "Обыкновенного чуда", он писал: "Среди действующих лиц нашей ...

Русский предромантизм и английская готическая литература. «Остров Борнгольм» и «Сиерра - Морена» Н.М. Карамзина и «Замок Отранто» Г. Уолпола
Первые два десятилетия 18 века являют собою сложную картину борьбы и взаимодействия различных направлений. Уже 90-е годы XVIII в. были временем брожения философских, социальных, литературных идей, мощный стимул которому дали события франц ...

Поэтика быта и повседневности в мелодраме: на примере романа Е. Вильмонт "Мимолетности, или Подумаешь, бином Ньютона!"
Екатерина Николаевна Вильмонт – одна из самых популярных российских писательниц, работающих в жанре женской прозы. Ее книги любимы читательницами по всей России и на протяжении нескольких лет являются лидерами продаж. Екатерина Вильмонт ...