Сатира как элемент поэтической системы Булгакова
Страница 6

Надевай! - грохнул блондин в тумане.

И-и-и-и, - тоненько заскулил Короткое и стал биться головой об угол блондинова стола"[43].

Итак, реально - причинные мотивировки не позволяют автору забыть о той действительности, в которой он живет, и которая рождает в его сознании мучительные раздумья о будущем страны. Но Булгаков еще не в полной мере уяснил для себя сущность происходящего. Но он правильно указал на одно из возможных последствий - сумасшествие "маленького чиновника", сознание которого не выдерживает "фантастического быта".

В повести " Роковые яйца " предпринимается попытка создать новый тип гротеска, который, используя терминологию Ю. Манна, можно назвать фантастическим предположением. Если в "Дьяволиаде" фантастика - это следствие психологических качеств героя, то здесь она является исходной установкой всего действия. Писатель словно обращается к самому себе с неожиданно дерзким вопросом: " Что бы случилось с героями, если бы произошло заведомо странное, невероятное событие?", т.е. он моделирует ситуацию. По такому принципу построены, например, такие произведения, как "Нос" Гоголя, "Клоп" и "Баня" Маяковского.

Комический эффект гротеска-предположения заключается в том, что, столкнувшись с фантастическими событиями, герои остаются верны своей природе и тем самым ярче проявляют свои качества.

Сатира - всегда мешающий, беспокоящий фактор в советском обществе, воспринимаемый как помеха в "строительстве новой жизни". Новая власть начала постепенно понимать, что литература в большей мере, чем что-либо иное формирует сознание человека. Булгаков представляет собой крайний, исключительный и в то же время типичный вариант писательской судьбы в условиях тоталитарной системы. Его художническая этика, уходившая корнями в традиции русской литературы XIX - го века, находилась в постоянном конфликте с не знавшей себе равных в истории системой лицемерия и нивелирования личности.

Парадокс творческого сознания состоит в том, что только преодолевая трудности, оно способно творить. Поэтому, как ни странно это может звучать, гонения на литературу вообще и на сатиру в частности выступали своеобраными катализаторами и стимулом в творческих исканиях Булгакова и его современников.

Причина отрицательного отношения современников к "Собачьему сердцу" лежала не столько в политическом характере отдельных фраз и высказываний, сколько в том, что идея эволюционного развития общества, которой придерживался писатель, противоречила господствующим в ту эпоху представлениям о необходимости революционного передела общества. Критика М. Булгакова, направленная как против притязаний необразованной массы на руководство обществом, так и против научно - интеллигентских утопий о создании "нового человека", не вписывалась в господствующую систему.

Повесть "Собачье сердце" многогранна и сложна, ее фабула необычна. Речь идет о научном эксперименте и его социальных последствиях. Теснейшим образом сопряжены темы исканий русской научной интеллигенции и тема "маленького человека", который показал агрессивные социальные, политические аппетиты в условиях революции." Народность" власти заставила М. Булгакова изменить комплексу вины и преклонения, который полтора столетия . испытывала значительная часть русской интеллигенции по отношению к " человеку из народа"[44].

В статье, заключающей публикацию "Собачьего сердца", М.О. Чудакова сопоставляет эту повесть с сатирической комедией В. Маяковского "Клоп", которое позволяет утверждать, что сатирики 20-х годов заметили в русском рабочем тенденции социального вырождения, отхода от пролетарской морали, нарастание агрессивно-мещанского. Зловещий смысл обретает союз оперирующего аракчеевскими категориями председателя домкома Швондера и воскресшего в собачьем облике Клима Чугункина. Нагнетаемая ими атмосфера недоброжелательства, подозрения, враждебности может привести к духовной и гражданской деградации, даже к прямому перерождению. Таким образом, задолго до массовых репрессий этот нездоровый сдвиг в нравственной атмосфере общества был предсказан и объяснен М. Булгаковым.

Социально-общественная позиция Булгакова выражена в гротесково-аллегорической форме фантастической фабулы. Фантастическая повесть "Собачье сердце" знаменует важнейший этап во всей гротескной системе писателя: развивая линию сатирической прозы (фельетонистика, повести "Дьяволиада", "Роковые яйца", рассматриваемые нами выше), эта повесть вобрала в себя элементы образно-смысловой структуры "серьезной" реалистической литературы (прежде всего "Белой гвардии") и во многих моментах предвосхитила вершинное произведение - роман "Мастер и Маргарита". Если Фонвизин отстранялся от своих героев, а Гоголь проявлял в своих лишь некоторую заинтересованность, то Булгаков начинает ассоциировать себя с ними. В отличие от "нежного блондина" Короткова, профессор Преображенский не только ориентируется в окружающей обстановке, но еще четко придерживается собственных принципов." Совдепия", сооружаемая Швондером и компанией очень далека от России с тысячелетней культурой, которая в гротесковом виде сконцентрирована в образе экстрагированного интеллигента Борменталя.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8


Похожие материалы:

Хлестаков и хлестаковщина
И.А. Хлестаков – это герой гоголевской комедии «Ревизор». Иван Александрович по натуре хвастлив, глуповат и безответствен. Речь его отрывиста и вылетает из его рта совершенно неожиданно. Так пишет о нем сам Гоголь, но давайте-ка разбирать ...

Культурологические основы изучения литературы в аспекте литературного образования. Методологические и методические проблемы культурологического подхода в изучении литературы
На современном этапе литературоведение стремится не только истолковать тот или иной текст, но и выйти к читателю, постигающему ценностный смысл текста, к культуре, в которой современный человек должен чувствовать себя полноправной частью. ...

Г.Э. Лессинг. Эмилия Галотти
Принц Гонзага, правитель итальянской провинции Гвастеллы, рассматривает портрет графини Орсина, женщины, которую он любил ещё совсем недавно. Ему всегда было с ней легко, радостно и весело. Теперь он чувствует себя иначе. Принц смотрит на ...