Сатира как элемент поэтической системы Булгакова
Страница 7

Можно сделать вывод, что установление гротеска у М. Булгакова шло параллельно с ростом его морально - эстетического пафоса, точно так же, как у Гоголя. С повести "Собачье сердце" создается общее движение от "веселого" к"печальному", а трагикомический конец повести свидетельствует об амбивалентности гротеска.

"Булгаков стремительно входил в область "серьезно-смеховой литературы", как сказал бы М. Бахтин, давший ряд классических ее формул"60.

Блистательный и изящно-легкий М. Булгаков оказался более серьезным философом, чем думали многие критики.

Ему удалось найти художественную форму воплощения своих философских идей столь совершенно, как мало кому до него удавалось в литературе.

Именно поэтому мы можем говорить о последовательном развитии прозы М. Булгакова, высшим достижением которой был роман "Мастер и Маргарита".

Почти все, писавшие о романе, совершенно справедливо отмечали, что художественный мир этого произведения вырастает в результате переосмысления разнообразных культурно-эстетических традиций. В нем М. Булгаков выходит на высшую ступень своего реалистического гротеска. Опираясь на положения М. Бахтина о "гротескном реализме" и "карнавализации" нам представляется возможным сказать, что карнавальное превращение ценностей, структурно выражаемое в сюжетных "оппозициях", проходит через все уровни изображения в романе "Мастер и Маргарита". Тот жанр, на основе которого развивалось творчество М. Булгакова - это ни что иное как "мениппова сатира" или "мениппея",

возникшая в эпоху античности. У Булгакова понятия добра и зла суть от мира сего, ибо зло, так же как и добро, живет в сердцах людей и может реализовать себя только с их помощью. Однако только в присутствии зла вселенского, мифологического наиболее ярко проявляет себя зло земное, реальное. Вмешательство фантастических сил лишь вскрывает зло, таящееся в людских душах, а обнаруженное, оно может быть и наказано - такова функция нравственного возмездия, которую мифологическое зло (в лице парадоксально симпатичного Воланда и его свиты) выполняет в земной жизни.

Художественный прием соединения реального и фантастического М. Булгаков использует как способ выражения нравственно-гуманистической концепции, своего понимания диалектики добра и зла.

У Булгакова понятия добра и зла суть от мира сего, ибо зло, так же как и добро, живет в сердцах людей и может реализовать себя только с их помощью. Однако только в присутствии зла вселенского, мифологического наиболее ярко проявляет себя зло земное, реальное. Вмешательство фантастических сил лишь вскрывает зло, таящееся в людских душах, а обнаруженное, оно может быть и наказано - такова функция нравственного возмездия, которую мифологическое зло (в лице парадоксально симпатичного Воланда и его свиты) выполняет в земной жизни.

Художественный прием соединения реального и фантастического М. Булгаков использует как способ выражения нравственно-гуманистической концепции, своего понимания диалектики добра и зла.

К карнавальным оппозициям "Мастера и Маргариты" можно отнести также такие, как "открытый мир искусства - закрытый мир сумасшедшего дома", "подвальная квартира - дом Грибоедова", свет - тьма, солнце - луна и т.д.

Линии действия также представлены как оппозиции - прошлое изображено в реалистически объективной манере, современность же - театрализованно-сатирически.

Смеху, "переворачивающему ценности", который сопровождает действие, присуща амбивалентность.

Нет настойчивой необходимости раскрывать сложнейшие поливалентные рамки роман а, поскольку даже вышеизложенных замечаний вполне достаточно, чтобы представилось возможным сказать: разоблачение, осмеяние, разрушение сосуществуют с созиданием, сотворением, карнавальный смех порождает надежду.

Смех Булгакова в "Мастере и Маргарите" не знает никаких табу, он помогает сохранить духовную независимость человека в условиях тоталитарного общества.

Судьбы "добры, светлых" героев Мастера и Иешуа, воплощающих в романе Добро абсолютное, вневременное - трагичны, ибо добро сильно в созидании, в творчестве, но оказывается беззащитным перед жестокостью и предательством в реальной жизни.

Но М. Булгаков - оптимист с долей здорового пессимизма: для него справедливость все-таки торжествует, хотя и в ином, неземном измерении: в соответствии с гротескным законом амбивалентности Понтий Пилат - палач Иешуа в земной жизни, обречен в жизни вечной остаться наедине с самим собой, в одиночестве и ожидать милости и прощения от своей жертвы. В реальном же мире один лишь дьявол способен исправить непоправимое.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8


Похожие материалы:

Странички истории
В.Г. Белинский писал: "Увы! Тотчас после июльских происшествий этот бедный народ ненароком увидел, что его положение нисколько не улучшилось, а значительно ухудшилось. А между тем вся эта историческая комедия была придумана во имя на ...

Библейские сюжеты в произведениях Булгакова
Зарождение будущей структуры романа "Мастер и Маргарита" видно в "Белой гвардии" не только во взаимоотношении реального и фантастического планов, но и в особенностях функциональной роли библейской тематики. Этот элемен ...

Образ ребенка в детской литературе. Мир детства в произведениях для детей
Конец XIX и XX века ознаменовались бурным расцветом массовой детской литературы, причем ведущей темой литературных произведений для детей стало детство. Проблема детства уже на протяжении долгого времени занимает исследователей – и в таки ...