Песни рабочих
Страница 3

Дети тоже голодают,

Рвань-одежду одевают.

Нянчить некому их тут,

Их и в школу не берут…

Однако сложенная в предреволюционную эпоху "Песенка" не могла не запечатлеть и свежие настроения. Путиловец верит: "Скоро всё проснется". Будущее представлялось ему, правда, туманно, но он уверен, что дети будут жить лучше. И хотя автор еще намерен просить прав, а не требовать их, все же песня отражает эволюцию рабочего сознания.

Волна стачек ширилась и росла. В упорной борьбе выковывался рабочий-борец. Его закаляло участие в забастовках, аресты, побеги. "Среди рабочих выделяются настоящие герои, которые – несмотря на безобразную обстановку своей жизни, несмотря на отупляющую каторжную работу на фабрике, - писал В. И. Ленин, - находят в себе столько характера и силы воли, чтобы учиться, учиться и учиться и вырабатывать из себя сознательных социал-демократов, "рабочую интеллигенцию".1

Новый герой – рабочий социал-демократ – прочно становится в центре пролетарской песенной поэзии. Не обездоленный горемыка-фабричный, а революционер, готовый до конца сражаться за дело рабочего класса, - вот основной образ пролетарской поэзии накануне революции.

Настроения недовольства и протеста проявились прежде всего в антивоенных рабочих песнях во время русско-японской войны. Старый питерский рабочий А. М. Филиппов рассказывает об исполнении очень острой в политическом отношении песне "Братцы, гонят нас далеко…", в которой, например, есть и такие строки:

Распостылое начальство

С жиру бесится, а мы

Отвечай за их бахвальство,

Подставляй под пули лбы!

Как известно, окончательный удар по патриархальной вере масс в царя нанесло "кровавое воскресенье". Накануне 9 января великий князь Владимир Александрович цинично сказал: "Надо открыть жилы России и сделать ей небольшое кровопускание".

Царизм хотел запугать поднимавшийся пролетариат, но вызывал бурю. Весть о расстреле в Петербурге облетела все заводы России. О 9 января сложили песни, гневные и смелые. Среди них особенно известной была "Мы мирно стояли пред Зимним дворцом…".

История ее создания обычна. Неизвестный автор сложил стихотворение о преступлении Николая Кровавого. Потом рабочие подобрали к тексту мотив, и песня зазвучала повсюду. Песня намного короче. Но основное – картина расстрела на Дворцовой площади – сохранилось во всех вариантах:

Мы мирно стояли пред Зимним дворцом,

Царя с нетерпением ждали,

Как вдруг между нами и царским крыльцом

На ружьях штыки заблистали

Так тихо… Так жутко… Вдруг слышится: "Пли!"

Опомниться мы не успели.

Свалились уж многие на снег в крови,

За залпами ж залпы гремели.

Контрастны образы песни, резок и драматичен переход от спокойного ожидания, от веры в царя к проклятиям по его адресу. Раскрывая смысл событий 9 января, В. И. Ленин писал: "Первый день русской революции с поразительной силой поставил лицом к лицу старую и новую Россию, показал агонию исконной крестьянской веры в царя-батюшку и рождение революционного народа в лице городского пролетариата". Эти слова целиком совпадают с народной оценкой "кровавого воскресенья": проклятье царизму и призыв к мщению пронизывают все рабочие песни о 9 января.

Как только весть о событиях в Петербурге долетела до Москвы, московские рабочие гневно откликнулись на преступление царизма. Возникли и песенные отклики на 9 января. Была сложена "Песнь о 9 января". Впервые ее пели в Сокольниках (на мотив "Дубинушки"):

Спой нам песню, бунтарь, про девятый январь,

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8


Похожие материалы:

Заключение.
Судьбы поэтов складывались по-разному. Голоса некоторых из них еще долгое время слышались на Родине и зарубежом, но серебряный век подходил к концу. И куда девались все распри перед лицо народной трагедии! После смерти Александра Блока и ...

Драматургия Осборна как вызов английской театральной традиции
В 1950–1960-е годы огромный вклад развитие английской прозаической драмы внес Джон Осборн, бросая вызов английской театральной традиции в выборе проблематики. Осборн в большинстве пьес затрагивает проблему личности, не удовлетворенной пол ...

Братья Карамазовы, или закат Европы
Ничего нет вне, ничего - внутри, ибо что вне, то и внутри Я. Беме Совершенно неожиданную трактовку Достоевского, связывающую его идеи со шпенглеровским "закатом Европы", предложил Гессе. Напомню, что О. Шпенглер, предрекая исче ...